avatar

Третья сила

Опубликовал в блог Управление образованием - а как надо?
0

Новая структура Правительства Российской Федерации, утвержденная 25 мая 2018 года, словно написанная на лакмусовой бумаге, проявила суть произошедшей за последний десяток лет смену элитных групп и передислокацию сил в системе управления образованием в нашей стране.

Как известно, после ухода в августе 2016 года с поста Министра образования Дмитрия Ливанова на его место пришла Ольга Васильева — ставленник Администрации Президента. Новый министр с самого начала своей работы обозначила четкую нацеленность на смену курса вверенного ей Министерства с откровенно либерального на более традиционный, в чем-то даже консервативный путь управления системой образования. Символично в этом смысле звучал едва ли не первый публичный тезис Ольги Васильевой на новой должности: «Образование — это не услуга». Вероятно, объективная реальность, выражающаяся в катастрофическом понижении качества образования у молодого поколения, которую со всей очевидностью ощущает отечественный ВПК и профильные ВУЗы, заставила обратить более пристальное внимание Администрацию Президента на школу. Возможно, были и иные причины, но не это является предметом нашего исследования, важно главное: образование в вопросах внутренней политики переместилось по приоритетности на первые позиции, его проблемами начали заниматься. Иначе, зачем было бы менять министра за два года до новых выборов Президента? В иных отраслях министров никто не менял (Улюкаев не в счет — там иной сюжет, хотя все в этом мире и взаимосвязано).

А если, как мы слышим сегодня, свой крайний президентский цикл Путин намерен акцентировать внимание на внутренней политике, то к началу этой работы его Администрации надо было не только разобраться в том, почему школа и ВУЗы «не дорабатывают», но и подготовить предложения о том, как решать накопившиеся проблемы. Отсюда и появление ФАНО, и перестройка Академии наук, и изменения в персональном составе руководства ведущих педагогических ВУЗов страны и многие другие, не столь заметные для широкой общественности, но весьма значимые изменения.

Что мы видим? В сравнении с началом предыдущего президентского цикла в отрасли образования практически полностью изменился «элитный ландшафт»: все известные нам авторы и глашатаи либеральных реформ в образовании оказались отодвинуты на вторые и даже более далекие роли. Фактически все: Фрумин, Асмолов, Кондаков, Семенов и далее по списку — перестали мелькать в качестве основных «экспертов» на различных заседаниях в Министерстве, а их ставленники и соратники отправились из теплых министерских кресел работать «в поля»: кто-то в регионы, кто-то в «Сириус» и «Артек», а кто-то и вовсе на преподавательскую деятельность.

Показательны, кстати, и изменения, случившиеся в структуре ряда подведомственных Минобрнауке учреждений, еще недавно влиятельных и знаковых. Так, например, в декабре 2017 года был реорганизован ФГАУ ГНИИ ИТТ «Информика» (организация, долгое время отвечавшая за информатизацию в образовании), а в феврале 2018 года также «реорганизации» (читай — ликвидации как самостоятельной единицы) подвергся «Федеральный институт развития образования», возглавляемый Асмоловым и до последнего времени бывший одним из главных источников всех реформаторских идей в образовании. И это, пожалуй, самое чувствительное из «непубличных» изменений в системе образования последнего времени.

Обращает на себя также внимание смена руководства Федеральных педагогических ВУЗов — МГПУ и РГПУ им. Герцена, произошедшая уже при новом Министре. И если в Московском Государственном Педагогическом Университете господина Семенова уволили почти сразу и также быстро ему нашли замену из «стана консерваторов», то в Петербурге борьба за кресло ректора продолжалась больше года и в ней активнейшим образом участвовал Николай Кропычев (Ректор СПб ГУ), известный своей идейной близостью к либеральному клану, а так же симпатиями к команде Ректора НИУ ВШЭ Кузьминова и их идеям про то, каким должно быть образование в нашей стране.

То есть даже на внешнем, публичном «контуре» образовательных элитных групп за последние два года произошли явные, если не сказать кардинальные, изменения. Но говорить о том, что «консерваторы» победили и новый — старый Министр Просвещения теперь может спокойно начинать работу по наведению порядка в образовании, не приходится. Что доказывает со всей очевидностью разгоревшийся накануне выборов Президента скандал с принятием новых, отчасти консервативных, Федеральных образовательных стандартов (ФГОС). Попытка их принятия была встречена воем и криком со стороны «отлученных» Асмоловых и Ко, и под давлением «общественности» отложено на лето. Так что элитная схватка с этой группировкой еще продолжается. Но интереснее и важнее другое.

Дело в том, что в системе образования, помимо двух названных «групп влияния», а именно — консервативных представителей национально ориентированной промышленности, науки и части местных элит и противостоящих им, «глобально» настроенных экономистов, бизнеса и чиновников, за последние полтора десятка лет сформировалась «третья сила» — молодая и очень активная группа «интересантов». Их олицетворением является Рособрнадзор и все те, кто «кормится» от его деятельности. Имя им — легион: государственные и негосударственные структуры, связанные так или иначе с организацией и проведением Государственной итоговой аттестации (ОГЭ и ЕГЭ), Всероссийских проверочных работ (ВПР), издатели учебной литературы и пособий к тем же ЕГЭ и ВПР, частный и корпоративный бизнес, зарабатывающий на подготовке к проводимым экзаменам и проверкам… и, как говорят, «на закуску», по мелочи — все, кто заняты лицензированием образовательной деятельности, аккредитацией, независимой оценкой качества знаний, рейтингами, антикоррупцией и т.д…

Поле жизненных интересов и деятельности этой очень немалочисленной группы — это настоящий Клондайк в буквальном, финансовом смысле! Причем разрастающийся год от года как раковая опухоль на теле системы образования: достаточно взглянуть на растущее число проверочных работ и всевозможных «контрольных мероприятий» (помимо ЕГЭ и ОГЭ), организуемых по линии Рособорнадзора.

Поэтому не удивительно, что при формировании нового состава Правительства и его структуры, этой молодой (и потому агрессивной, нацеленной на быстрое достижение своих целей), очень деловой элитной группе удалось пролоббировать решение, по которому Рособрнадзор оказался выведен из-под контроля Минобрнауки в отдельное самостоятельное ведомство и переподчинен, по сути дела, Премьеру, которого довольно сложно заподозрить в понимании проблем образования.

А это означает, что господин Кравцов (руководитель Рособрнадзора, сохранивший свой пост) становится начальником как для школ, так и для ВУЗов. Ведь именно он со своей командой, а не Васильева со своей, будет определять, какие экзамены и проверочные и с какой частотой будут сдавать ученики и студенты. Попутно он же будет раздавать лицензии и государственные аккредитации ВУЗам. Так что переоценить степень влияния этого ведомства на систему образования просто невозможно, при том, что оно не подчиняется в новой структуре Правительства ни Министерству Просвещения, ни Министерству Науки.

Перед молодым и амбициозным, почувствовавшим запах силы, Кравцовым и его коллегами открывается совершенно грандиозное, непаханое поле для умножения усилий по «повышению качества образования» через тотальный контроль всех: учеников на ОГЭ, ЕГЭ и ВПР (а можно и еще что-то придумать потом), школ и ВУЗов — через механизмы лицензирования и аккредитации, учителей и преподавателей — через инструменты «учительского роста» и квалификационные испытания раз в пять лет. А обладая статусом прямого подчинения только Правительству, Рособрнадзор, по факту, получает еще и возможность законодательной инициативы, что позволяет ему манипулировать последним как для получения новых бюджетов, так и для расширения сферы своей деятельности и форм контроля.
И все это исключительно «токма ради пославшей мя жены…», как говорил Отец Федор в незабвенных «12 стульях», то есть «ради повышения эффективности и качества образования»… Глядя в искренние глаза Кравцова, всякий раз произносящим эту мантру, мы, бесспорно, ему верим вместе с Правительством и Премьером… Нам ничего иного не остается.

Наверняка читатель (и Председатель Правительства) скажет: но это же логично — вывести контролера из подчинения у тех, кого он будет контролировать! Да, разумеется, это очень правильно. С одной оговоркой: кто будет контролировать контролеров? Медведев? А контролеров над контролерами? Путин? И на чьи интересы, кроме интересов контролеров, будет работать школа и ВУЗ? Если мы спросим сегодня у людей из системы образования, они в один голос скажут: Рособрнадзор со своими проверочными процедурами уже сейчас, до всех этих реформ, работал против здравого смысла, интересов образования, ученика и общества. Их деятельность шла всегда вразрез с деятельностью школы и уничтожала учителя, превращая его в начетчика в стенах школы и репетитора за рамками уроков. Если это так, тогда зачем давать этому ведомству еще большую власть над образованием, не слишком ли это рискованно?

К слову сказать, повышение статуса Рособрнадзора — уникальный случай, поскольку ни в отношении Федеральной службы по надзору в области здравоохранения, надзорным ведомствам по труду и занятости, пожнадзору или даже налоговой службе (!!) так не повезло: все они остаются в подчинении соответствующих Министерств! С чего бы такая честь Кравцову и его подчиненным?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, придется разобраться с тем, какое значение играет контроль в образовании и как он влияет на жизнь школы и ВУЗа. И почему у этого ведомства оказались столь мощные лоббистские позиции…

(продолжение...)
0 комментариев RSS
Нет комментариев
Автор новости запретил добавлять комментарии