avatar

Про открытость образования и рейтинги школ

Опубликовал в блог Управление образованием - а как надо?
0


Поводом для этой моей реплики стали два обстоятельства: первое — это новость о том, что министр открытого правительства Абызов (чем занимается сие ведомство до этого я лично не замечал) задался вопросом открытости образования и второе — появление мониторинга качества образования, введенного Комитетом по образованию во исполнение соответствующих положений нового Закона «Об образовании в РФ».

Читать дальше
avatar

Эволюция качества математического образования

+6
Предлагаю вашему вниманию очень, на мой взгляд, интересную публикацию Игоря Петровича Костенко, обнаруженную мной на страницах «Известий ВГПУ» (Воронежского государственного педагогического университета).

Автор со всей своей математической дотошностью разбирает показатели успешности обучения учащихся в разные годы с 1931 по 2009. Кроме, собственно цифр, о которых можно спорить и к которым любят цепляться критики этой статьи, автор приводит исключительно любопытные цитаты из официальных документов той эпохи, из которых видна принципиальная разница в подходах к организации управления образованием по сравнению с сегодняшним днем.

Читать дальше →
avatar

Что такое теория относительности?

Опубликовал в личный блог
+1
Центрнаучфильм 1972 год, молодой Вицин и другие актеры пытаются осмыслить теорию Энштейна.
Учителя физики, кто с опытом, любят прибегать к этому материалу при объяснении этой темы…

Читать дальше
avatar

Математик и черт: Теорема Ферма

Опубликовал в личный блог
+5
Что такое математика и зачем ею заниматься?
Хорошая история сыгранная молодым Кайдановским в роли лукавого, молодой профессор Шестаков в роли математика
Отличный материал для урока ))

Читать дальше
avatar

Лебедь, рак и щука..

Опубликовал в блог Управление образованием - а как надо?
?


Система ЕГЭ несовместима с новой структурой управления образованием

Как известно, Минобрнауки разделили на два ведомства: Министерство просвещения и Министерство науки и высшего образования. Кроме того, появился ещё один независимый элемент в структуре управления образованием, на который пока не обращают особого внимания. Это Рособрнадзор, контролирующий орган, прежде входивший в состав Минобра. Надзорное агентство решили не делить между двумя новыми министерствами, а вывели в непосредственное подчинение правительству. Таким образом, возникла триада, которой будет доверено управление отечественным образованием.

Наше образование функционирует сегодня под знаком ЕГЭ. Единые экзамены официально именуются одновременно выпускными и вступительными (фактически это не так, но сейчас речь не об этом). Одной из главных причин создания в 2004 году объединённого Минобра было желание свести эти две ипостаси под одну крышу и тем самым обеспечить продвижение ЕГЭ. Ибо выпускные экзамены всегда относились к ведению школы и Министерства просвещения, а вступительными занимались вузы.

Кому же теперь отойдёт ЕГЭ? Формально ответ ясен: по закону об образовании единые экзамены проводит Рособрнадзор, и теперь это самостоятельная структура, независимая от двух министерств. Главной функцией надзорного органа является сегодня «итоговая аттестация» — ЕГЭ и ОГЭ после 9 класса, а также текущий контроль за успеваемостью в форме ВПР (всероссийских проверочных работ), о чём красноречиво свидетельствует его сайт — см. http://obrnadzor.gov.ru/ru/. Однако выпускные экзамены и (тем более) текущий контроль успеваемости являются составляющими учебного процесса, и передавать их сторонней организации, которая не имеет представления о состоянии дел в школе, в принципе неверно. Точно так же вступительные экзамены являются, по сути, первой сессией будущего студента, успешная сдача которой подтверждает возможность дальнейшего обучения, и они должны быть в ведении вузов и их министерства, а не какого-то надзорного агентства.

Независимые ведомства, работающие на одном поле, неизбежно начинают конкурировать, успехи приписывая себе, а просчёты навешивая на оппонентов. Побеждает в этой борьбе тот, у кого более мощные ресурсы влияния. Потому важно знать, каков расклад сил в созданном треугольнике.

Не так давно министр Васильева активизировала благое дело — разработку единых программ для школы. Эта работа вылилась в масштабный скандал, в ходе которого стало ясно, что в ряде случаев новые программы составлялись конкретно под существующие ЕГЭ. Так, в математике было предложено узаконить сегрегацию — раздельное обучение «умных» и всех прочих, начиная с седьмого класса. Это разделение, убийственное для массового математического образования (см. vk.com/wall-62604527_16519 ), напрямую связано с наличием двух уровней в ЕГЭ по математике («база» и «профиль»). Новую программу составляли те самые люди (Ященко и Ко), которые в ФИПИ занимаются разработкой КИМов ЕГЭ (а также ОГЭ и ВПР ) и имеют там огромные доходы, связанные с изданием бесконечных пособий по натаскиванию на указанные тесты. ЕГЭ для этой публики первичен, и они будут составлять программы под ЕГЭ, но не наоборот, ибо во втором случае им придётся менять всю кухню единых экзаменов.

Изложенный пример хорошо отражает суть вопроса. ФИПИ со всеми его наработками – это структура Рособрнадзора. И ведомство всеми силами будет отвергать нововведения, которые могут потребовать изменения сложившейся системы ЕГЭ (уже потому, что это огромная дополнительная работа). Поддержкой им будут многократные заявления представителей высшей власти, что «в ЕГЭ теперь всё хорошо», а если плохо — то в школе.

Баллы ЕГЭ сегодня — главный показатель «качества образования» для детей и их родителей (как следствие — и для школы тоже). Основным приоритетом являются теперь не учебные программы, а содержание ЕГЭ. Поэтому единые экзамены — самый эффективный инструмент воздействия на школьный образовательный процесс, и его можно использовать не только во зло, но и во благо. Но этот инструмент будет целиком в руках структуры, которая не имеет никакого отношения к организации обучения и абсолютно не заинтересована в каких-либо изменениях в этой сфере.

Ещё более жесткие отношения по части ЕГЭ у Рособрнадзора с высшей школой. Дело в том, что кроме ЕГЭ ведомство Кравцова проводит ещё и аккредитацию вузов. Об этой процедуре за всё время её существования никто не сказал ни единого доброго слова. Когда сторонний наблюдатель узнаёт об этой вакханалии маразма, он бывает потрясён в первую очередь не кретинизмом и патологическими комплексами чиновников (в России к этому уже привыкли), а терпимостью наших профессоров и доцентов, выносящих такое к себе отношение. При достигнутой степени унижения вузов никакого равноправного диалога между ними и Рособрнадзором быть не может, только категорический диктат. (К слову, под надзор агентства переходят теперь и академические институты, которые до этого находились в ведении ФАНО. Хотя чиновники ФАНО уже преподали учёным некоторые уроки бюрократического кретинизма, до результатов Кравцова им очень далеко. Любопытно, сумеет ли академия покончить с этим беспределом или прогнётся, так же как и вузовское сообщество?)

Таким образом, в созданном управленческом треугольнике главным элементом будет указанная надзорная структура, ибо у неё все рычаги влияния. Но она, по сути своей, не отвечает за созидание. Агентство по надзору заинтересовано в сохранении существующего положения и будет саботировать все предложения, затрагивающие его интересы.

Новая схема управления образованием требует кардинального перераспределения функций. Такое перераспределение не может произойти стихийно, здесь требуется вмешательство компетентного руководства, наделённого соответствующими полномочиями. Выпускные и вступительные экзамены необходимо разделить, передав их соответствующим министерствам. Также немыслимым является контроль за текущим обучением в школе (ВПР) со стороны «независимого» Рособрнадзора. Там те же противоречия, что описаны выше в связи с ЕГЭ.

Однако принимать подобные решения в правительстве некому. Курирует образование некая Голикова, а над ней — премьер Медведев. Они едва ли догадываются о существовании изложенных выше проблем. Скорее всего, снова придётся ждать, пока абсурдность ситуации не станет очевидна всем (последнее неизбежно, поскольку при такой системе управления воз нашего образования с места не сдвинется).

Мы снова потеряем невозвратное время, а ведь никто не знает, сколько его у нас ещё осталось.

Источник >>

Все главные интересные публикации об образовании — в телеграм-канале «Учительская»: t.me/teachersroom (@teachersroom в поиске телеграма)
avatar

Привалов: О «цифре» и реальности

Опубликовал в блог Информати / бюрократи -зация в образовании
?


Читаю сейчас комментарии разных людей, чиновных и нечиновных, к образовательной части нового «майского указа», а мне присылают новость. Минфин предлагает выделить на госпрограмму «Развитие образования» на 2,64 миллиарда рублей больше, чем в прошлом году: расходы на программы высшего образования предлагается увеличить на 2,57 миллиарда, а расходы на среднее профобразование и дошкольное с общим – на 0,72 и 0,33 миллиарда уменьшить. Понимаете? На всю программу добавляют (и скрупулёзно перераспределяют) стоимость нескольких квартир на Пр
Читать дальше
avatar

Концепция уровневой оценки компетенции учителей

Опубликовал в блог Управление образованием - а как надо?
?
В начале текущего учебного года в 13 регионах страны проходила апробация уровневой модели оценки учителей, которая могла бы стать инструментом организации объективных оценочных процедур в аттестации педагога.

Данный проект вызвал живой интерес со стороны учителей и буквально через несколько дней после публикации примеров диагностических материалов, по которым предполагалось оценивать учителей русского языка и математики, в интернете появилось и получило широкую огласку Открытое письмо, адресованное Минобрнауки и Рособрнадзору, в котором не назвавшие себя авторы жестко критикуют предложенную модель оценки компетентности учителя.

18 января в РГПУ им. А.И. Герцена, где, собствененно и разрабатывались концептуальные основы методики и контрольно-измерительные инструменты, состоялась научно-практическая конференция, на которой авторы концепции представили результаты проведенной апробации модели.

В связи с высокой социальной значимостью и актуальностью для любого педагога данного проекта, мы начинаем публикации всех докладов конференции.

Первый доклад: А.П. Тряпицина — академик РАО, доктор педагогических наук, профессор РГПУ им. А.И. Герцена. Тема доклада: «Концептуальные основы уровневой оценки компетенций учителя»

avatar

Мы устали, но не умерли...

Опубликовал в блог Новости образования
0


В редакцию пришло письмо от пожелавшего остаться неназванным учителя. Мы посчитали необходимым его опубликовать без комментариев со стороны редакции..

— Написать это письмо я решила после долгих раздумий. Я — учитель с более, чем 25-летним стажем, работаю в обычной школе не очень большого, но в тоже время и не маленького города. Называть себя не очень хочу, поскольку нет желания привлекать внимание к своей персоне и всем тем моим коллегам и начальникам, с которыми мне еще работать и работать

Мне, как учителю, «повезло» почти всю свою трудовую жизнь провести на фоне бесконечных реформ в образовании. Начиналось все в далеком 1988 году.

Как сейчас помню атмосферу того времени: творческий подъем, воодушевление, желание работать и строить новое образование. Помню, как мы выбирали делегатов на всесоюзный съезд учителей, который должен был принять решения, дающие свободу школе, свободу учителю в педагогическом творчестве, свободу ученику! После съезда только и было, что разговоры в учительской о свободе выбора образовательной траектории и о том, что теперь мы можем все решать сами! В итоге мы с коллегами организовали авторскую школу, стали работать по своим программам. Денег не было, руководство заявляло: денег не дадим, но творите что хотите! Идеи свободы и демократии двигала нами. Это было самое удивительное время — никто нами, по сути дела, не командовал, мы делали то, что считали нужным: экспериментировали с методиками, с учебниками, с формами работы. Без школьного бюджета, без зарплат, на чистом энтузиазме. Это было очень интересно, но довольно быстро мы убедились: для того, чтобы создать сильную школу с традициями и результатами нужно не одно десятилетие и нужна очень серьезная поддержка как финансовая, так и научно-методическая. А этого-то как-раз мы и лишились и эйфория со временем стала спадать.

При этом на смену «революционным» и вдохновляющим годам пришли поздние 90-е, лихие и бедные. Учитель стал «взяточником» — сборы средств на нужды класса в недофинансированной государством школе особенно явно проявились в нашем случае. Конфликтность нарастала, о высоких целях уже никто не вспоминал… Работать на энтузиазме, не имея возможности прокормить семью, становилось немыслимо. Воодушевление сменилось откровенной депрессией. Отношения в коллективе развалились, инициатива угасла, каждый начал выживать кто как может.

А потом в нашу жизнь пришел ЕГЭ — «великий и ужасный», а с ним и новая цель. Сначала незаметно и под благовидным предлогом: наведем порядок с экзаменами, будет к чему идти, к чему стремиться. Нашим ученикам и их родителям с высоких трибун сказали, что теперь вы можете по результатам ЕГЭ поступить в любой лучший ВУЗ страны. Это и стало, по сути дела, нашей новой общей целью.

Все ринулись к ней, кто как мог — одни покупая результаты ЕГЭ (и такое было), другие — нанимаясь в качестве репетиторов. Это, разумеется, сделало более оправданным существование школы, немного сняло бедственность в финансовом положении учителей (ибо репетиторы — они кто? те же учителя), наполнило хотя бы каким-то смыслом учебный процесс. Но мог ли сертификат ЕГЭ стать реальной целью в нашей работе? Разумеется нет, что и доказала дальнейшая жизнь.

Очень скоро высшее образование превратилось в документ о нем, целью «обучения» стал диплом ВУЗа, а целью существования системы образования — прибыль и заработок. Филиалы «столичных» университетов, наплодившиеся по всей стране как грибы после дождя, выдававшие дипломы всем подряд, бизнес на репетиторстве, сайты и конторы по написанию дипломов и курсовых — все это работало на новую цель.

Его величество «бизнес» занял все пространство вокруг и внутри образовательной системы: идеи «эффективного управления» школьным имуществом заставляло нас, ввиду сокращения контингента учащихся, сдавать учебные помещения автошколам, медицинские кабинеты — зубоврачебным конторкам, а школьный спортзал — частным тренерам… Здания садиков, домов пионеров и школьников, библиотек передавались новым «эффективным хозяевам», а кадры уходили в небытие — кто-то задолго до предложения Медведева «в тот же бизнес», а кто-то просто на пенсию.

Именно в это время мы растеряли не столько здания, Бог бы с ними, сколько почти полностью утратили кадровый и научный потенциал — самый трудно восполнимый актив системы образования. Престиж профессии учителя свелся до нуля, молодежь перестала целенаправленно идти на ставшие непопулярными педагогические профессии в ВУЗы, среднее профессиональное образование практически умерло. 

О какой великой миссии школы на этом этапе можно было бы говорить? «Ты — мне, я — тебе», концепция «образовательной услуги» — вот что проповедовалось с экранов и на совещаниях.

И было бы, наверно так и дальше. Но, с одной стороны, к 2015 году число тех, кто может платить за «образовательные услуги» свелось к минимуму, с другой стороны — всем, и даже современным подросткам стал очевиден катастрофический эффект от неучей на рабочих местах. Разрыв между зарплатными амбициями молодого «специалиста» — обладателя диплома ВУЗа и его реальной способности выполнять даже самую простую работу стал таким, что работодатели взвыли. Уже буквально на бытовом уровне наметилась перспектива того, что очень скоро в этой стране попросту некому будет лечить, учить или управлять электрическими сетями в домах. Про то, чтобы сопровождать сложные инженерные системы, строить что-либо, что было бы сложнее баньки на даче или создавать нечто более хитроумное, чем механические часы, в случае массового выпускника ВУЗа речи уже практически не идет.

Стало очевидно, что мы вплотную приблизились к краю, за которым — пропасть. И главной причиной этого является повальная безграмотность молодежи, которая должна в скором времени сменить нас на наших рабочих местах.

Мы убедились, что бизнес-концепция, которая должна была бы сделать систему образования средством «эффективного управления человеческим капиталом», оказалась очередной ошибочной идеей.
При этом люди, которые завели нас в тупик либеральных бизнес-реформ продолжают восседать в Совете по науке и образованию при Президенте, являются крупными функционерами в системе образования и продолжают убеждать нас всех в правоте своей идеологии и своих концепций. А на фоне отсутствия альтернативных идей, альтернативных целей, к реформаторам из ВШЭ, ФИРО и РАО продолжают прислушиваться руководители страны, сохраняя их в числе своих советников и экспертов.

Тем временем, в отсутствие новой цели (старая умерла, новой не сформулировали), системой образования завладевает болотная тина бюрократии. Чиновники, не имея политических целеуказаний, заполняют свое рабочее пространство видимостью деятельности: плодятся отчеты, пустые «инновационные продукты», ищутся все новые способы потратить бюджеты на «национальные проекты», за которые удобно отчитаться на бумаге и никто не спросит по реальному результату.

Результатом работы системы образования в нынешнее время стали бухгалтерские и статистические выкладки, результаты экзаменов и «всероссийских проверочных работ», рейтинги, конкурсы, олимпиады… Но, как показывает практика, все это не имеет ровно никакого отношения к реальному качеству образования, оторвано от жизни обычной школы и  практически никак не отражает действительного положения дел в системе образования. Все это — симулякры, полностью подконтрольные их организаторам и служащие только одному: доказать нужность проектов и бюджетных трат, реализуемых сегодня в системе образования.

При отсутствии ясной цели, система образования пока работает на самооправдание перед обществом. Бюрократия, проникшая до уровня учителя, защищает существующую систему от нападок со стороны общества как умеет: пишет отчеты, создает видимость деятельности. И это происходит не потому, что все мы стали бюрократами. Просто мы не знаем куда идем и поэтому вынуждены молчаливо выполнять указания, поступающие  свыше. И так по всей вертикали: требуют от нас поучаствовать в конкурсе — участвуем, требуют написать отчет об антикоррупционных беседах с родителями — пишем. У нас нет оснований заявить, что эта деятельность не нужна, поскольку в отсутствие цели можно считать, что нужна. В конце концов, пусть у начальства болит голова, что мы заняты како-то ахинеей… Спрос-то с них!

Нам, уставшим от реформ, но вовсе не умершим душой, живым и думающим учителям, пришедшим в профессию по стопам героев фильмов «Доживем до понедельника», «Пацаны» или «Чучело» до боли обидно, что все лучшее в нашей школе — позади, а вокруг и впереди только пустой звон медных труб рейтингов, конкурсов и олимпиад, бездушность и формализм бюрократии, бесцельность существования учителя.

В итоге, усталые от почти тридцатилетнего марафона реформ, мы уже просто не в состоянии противостоять этой бесцельной и бездушной махине, в которую превратилась наша система образования. Это и есть современное «выгорание» учителя, причем никак не связанное с работой с детьми. Мы «выгораем» не от работы с ними, наше «выгорание» происходит от бессмысленности наших усилий, бесполезности реформаторской гонки на протяжении многих лет. А дети — наоборот, только и поддерживают нас, оставляют на плаву, заставляют идти на работу и преодолевать это самое «выгорание». Не было бы их, не осталось бы от школы уже ничего.

И именно ради них, ради их нашего общего будущего, стоило бы задуматься над одним важным вопросом: куда сегодня идти системе образования и обществу в целом? Какие цели мы имеем или хотим иметь теперь?
Кажется настало время, когда всем нам нужен ответ на вопрос о целеполагании нашего общества и наступает удобный момент, когда можно задать этот вопрос будущему Президенту.

Ответьте нам, уважаемый кандидат на должность  Президента — какое общество мы строим, кого будем воспитывать, чему учить будем молодое поколение? Какую идею Вы нам предлагаете, какую цель ставите  
Да, ответить на этот вопрос не просто, если учесть какой опыт в достижении разного рода целей мы имеем. Но и без ответа уже не обойтись. Как не обойтись и Вам без учителей, без искренней, убежденной и массовой поддержки Ваших идей со стороны педагогического сообщества, поскольку без такой поддержки обществу не грозит сделать существенного шага вперед.

Убедите нас, сформулируйте цель к которой нам будет интересно пойти вместе с Вами, уважаемый кандидат в Президенты. И мы поменяем эту страну вместе с Вами!
 
Учитель школы Н.А.
avatar

Единый учебник и как на этом заработать чиновнику

Опубликовал в блог Управление образованием - а как надо?
0

Показательная история: не прошло и трех недель с момента публикации статьи Ольги Васильевой «По чему учить будем», задающей вектор работы по созданию единой линейки базовых учебников, как обозначилась тактика чиновников и «лидеров образования», позволяющая им найти себе место в новых условиях для освоения бюджетов.

Читать дальше
avatar

Рособрнадзор: учителей тоже проверим

Опубликовал в личный блог
0


Сегодня «Коммерсант» (что-то в последнее время это издание стало основным рупором официальных новостей по тематике образования) опубликовал развернутое интервью с главой Рособрнадзора, Кравцовым. В публикации есть немало интересных пассажей, которые хочется отметить.

Читать дальше