avatar

Вадим Аванесов. История тестов (глава 3)

Опубликовал в блог Проверка знаний - затык системы
0
Начало XX века

В России конца XIX — начала XX века вопрос разработки тестов и их применения для оценки знаний не ставился и не обсуждался. Как свидетельствуют первые отчеты Санкт-Петербургского педагогического общества, еще в 1872-1875гг. шли дискуссии лишь о полезности и вредности балльных оценок.

Суть и дух дискуссий передает отрывок из статьи О.Эрна: "… ни по одному из поставленных вопросов члены педагогического общества не смогли прийти к соглашению. Правда, под конец прений защитники баллов готовы были почти уступить своим оппонентам. Они соглашались признать, что оценка успехов учеников баллами во многих отношениях неудобна и вносит в школу много нежелательных элементов; они решались даже отказаться от системы отметок, но только под одним условием: они требовали, чтобы им точно и определенно было указано, чем предполагается заменить баллы". Позиция сторонников изгнания балльной оценки из российской школы отчетливо была выражена словами члена педагогического общества Миропольского:… «смерть баллам грозит неминуемая; не нынче, завтра, дни их сочтены». Участник тех дискуссий К. Сент-Илер поставил ряд вопросов, касающихся применения отметок (баллов) в школе. Основным из вопросов был: следует или не следует успехи учеников выражать цифрами? Определенного ответа на него не было получено.

Соответственно, не велась научная работа в этой области. Но уделялось внимание улучшению качества контроля знаний. В конце XIX века в печати обсуждался вопрос о введении экзаменов. В циркуляре по Санкт-Петербургскому учебному округу “О производстве испытаний зрелости без послаблений”, сообщалось, что во многих гимназиях испытания зрелости производятся крайне снисходительно, с весьма большими послаблениями. А это обстоятельство, в свою очередь, весьма неблагоприятно отзывается на всем ходе учебного дела, приучая воспитанников поверхностно относится к усвоению преподаваемых им наук в надежде на ожидаемые послабления на испытаниях. В этом же циркуляре имеются поразительно точные слова о требованиях к содержанию контрольных материалов: “не обременяя требованиями мелких и второстепенных подробностей… необходимо удостовериться в знании существенно-важного в каждом предмете”.

Первая попытка научного измерения интеллектуальных способностей детей была сделана в начале XX века. Это произошло во Франции. Авторы созданного для этой цели теста А. Бине и Т. Симон провели эмпирическую проверку заданий, претендующих на включение в тест. Для оценки работоспособности заданий теста авторы использовали два основных критерия: 1) эмпирическую меру трудности каждого задания, определявшуюся на группах детей разного возраста и 2) информацию о степени совпадения результатов теста с мнением преподавателей. Для достижения сопоставимости данных, полученных ими с данными других исследователей и минимизации ошибок измерения, А. Бине и Т. Симон приложили к тесту стандартную инструкцию по проведению тестирования.

Интересен метод выявления дифференцирующей способности, заданий, которым пользовались эти авторы. Результаты ответов испытуемых, на каждое задание, представлялись в виде точек на плоскости, где по оси абсцисс откладывались значения возраста, а по оси ординат — доля правильных ответов, в каждой возрастной группе. Соединяя полученные точки, они получали геометрический образ, на основании которого делали выводы о качестве тестового задания.

Первая мировая война активизировала разработку тестов для определения профессиональной пригодности и для ускоренной подготовки лиц, обладающих нужными для военного дела знаниями и навыками, интеллектуальными и физическими качествами. Интенсивное техническое перевооружение промышленности ведущих капиталистических государств в начале XX века актуализировало проблему «человек — техника». Все острее стала осознаваться мысль о том, что не каждый желающий сможет управлять сложными техническими устройствами: для этого необходимы знания, способности и соответствующие навыки, а значит, нужны тесты, профессиональный отбор и профессиональная подготовка. По данным английской статистики, в первую мировую войну только 2% потерь авиации были связаны непосредственно с боевыми операциями; 8% было потеряно из-за дефектов материальной части, а больше всего — 90% потерь было вызвано профессиональной непригодностью тех, кто пилотировал самолеты.

Война существенно обострила интерес к вопросам соотнесения способностей человека с требованиями профессий. «Всем стало ясно, — писал в те годы Г. Мюнстерберг, — что никакая расточительность ценных благ не носит столь пагубного характера, как расточительность… живых сил народа, распределяющихся в полной зависимости от случая.… Совершенно не обращается внимание на соответствие между трудом и работником». Тем самым была подготовлена почва для развертывания научно-исследовательских работ по тестовым методам оценки личности. В США был создан первый вариант так называемого группового теста, который позволял быстро оценить пригодность призывников к воинской службе в различных родах войск. Созданный тест рассматривался как тайное оружие, поэтому все испытания, масштаб исследований и результаты не разглашались. На основании этих исследований производилось отчисление «негодных лиц», назначение на «черные работы» неспособных к строю, комплектование унтер-офицерских и офицерских школ, выравнивание частей по уровню интеллектуальности, набор в специальные части и т.п.

В мае 1918 года было принято Постановление Народного Комиссариата по просвещению РСФСР, в котором были отменены все экзамены – вступительные, переходные и выпускные. Вместе с этим была отменена и балльная система оценки, как там написано, “познаний и поведения учащихся во всех, без исключения, случаях школьной жизни. Перевод из класса в класс, и выдача свидетельств должны производиться на основании успехов учащихся, по отзывам педагогического совета об исполнении учебной работы. 2 августа 1918 года был принят декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР “О правилах приема в высшие учебные заведения”, в котором утверждалось буквально следующее: “Каждое лицо может вступить в число слушателей любого высшего учебного заведения без предоставления диплома, аттестата или свидетельства об окончании средней или какой-либо школы”. Позже было подведено и обоснование под решение об отмене экзаменов: “путем экзамена нельзя составить правильное представление о знаниях и об умственном развитии учащихся” и что “экзамен оказывает разрушительное действие на учащихся и студентов”, “имеет столько смертных грехов, что вряд ли найдутся его защитники”.

Отрезвление от такого рода нигилизма наступило вначале в высшей школе, что случилось в 1924 году. Постановлением второй сессии ВЦИК было предложено “разработать вопрос о формах проверки пригодности кандидатов к поступлению в вуз, а также выработать новую систему проверки знаний и учета успеваемости студентов”. В 1932 году ЦК ВКП(б) в своем постановлении посчитал необходимым “установление в конце года проверочных испытаний для всех учащихся. В этом же постановлении есть любопытный пункт. “Всякие сложные схемы и формы учета (знаний учащихся — В.А.) и отчетности запретить”. Полагаю, что это не мешало бы сделать и в наши дни.

Отрывок из другого документа явился, вероятно, главной причиной последовавшей затем процентомании, от которой российское образование не может оправиться и в наши дни. В постановлении “О порядке окончания в 1932/33 учебном году в начальной и средних школах” отмечалось, что “проводимые испытания являются формой государственного и общественного контроля не только за работой учащихся, но и за качеством работы учителя и школы в целом”.

Продолжение >>


Автор:
В.С. Аванесов — д.п.н., профессор. Главный редактор научно-методического журнала «Педагогические Измерения»

Опубликовано в газете “Управление школой”, № 16, апрель 1999г.
0 комментариев RSS
Нет комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.