avatar

Вадим Аванесов. История тестов (глава 7)

Опубликовал в блог Проверка знаний - затык системы
0
Пятидесятые годы

Тестирование в СССР и России периода пятидесятых — семидесятых годов нашего столетия можно было охарактеризовать одним словом: застой. Над общественным устройством жизни довлел субъективизм членов Политбюро ЦК КПСС. Субъективизм, как известно, мировоззренческая позиция, игнорирующая объективный подход к действительности, отрицающая объективные законы природы и общества. Он всегда препятствовал развитию общества, а вместе с тем, и тестовых методов объективного контроля знаний.

В авторитарно организованном обществе тщательно культивировался отрицательный подбор кадров, в соответствии с которым каждое последующее поколение управленческих кадров оказывалось хуже предыдущего. Это происходило, в частности, из-за того, что решающим признаком подбора становились не знания, не способности, а послушность в выполнении приказов вышестоящих лиц.

В СССР много писалось о вредности и буржуазности тестов, о недопустимости использования последних в педагогической науке и практике. Субъективизму и связанным с ним различным нарушениям противопоставляется такая система организации контроля, которая исключила бы отрицательные проявления в принципе, опиралась бы на объективированные методы. Однако в рамках авторитарной педагогики контроль нередко становился средством не столько побуждения, сколько принуждения к хорошей учебе, что вызывало нередко негативную реакцию учащихся.

Анализ положения дел с тестовым контролем в СССР и в других странах показывал: многие страны опережали нас по масштабам практической работы, по финансированию научных исследований, по числу публикаций, по подготовке научных кадров, по уровню и качеству развития теории тестов, по технической и программно-вычислительной оснащенности тестового процесса. Наиболее развитые в тестовом отношении страны — Нидерланды, США, Англия, Япония, Дания, Франция, Израиль, Финляндия, Канада, Австралия, Новая Зеландия и др. Нет никакой случайности в том, что в этот список попали страны с высоким уровнем жизни населения. Здесь связь опосредована цепочкой: применение тестов благотворно влияет на качество образования; качество образования связано с качеством управления; качественное управление создает предпосылки для повышения качества жизни населения. Такова удивительная связь тестов с качеством жизни.

Хотя интерес к тестам в СССР заметно вырос, ситуация с ними не только не улучшилась, а в некотором отношении даже ухудшилась. Потому что кажущаяся простота создания тестов, в сочетании с конъюнктурными интересами породили множество некачественных самоделок, дискредитирующих этот перспективный метод научной организации самоконтроля и объективного педагогического контроля знаний. Тестирование становилось своего рода модой, особенно в престижных школах, где тесты начинают применять вместо приемных и выпускных экзаменов. Отчасти это происходило из-за того, что наиболее распространенным и признанным в мире методом объективной оценки знаний считался именно тест.

И это не случайно. Тесты дают возможность заметно улучшить образовательный процесс, потому что обладают рядом преимуществ перед другими методами контроля знаний; являясь обязательной частью многих педагогических новаций, они снижают затраты на проверку знаний, помогают выявить индивидуальный темп обучения, а также пробелы в текущей и итоговой подготовке. В сочетании с персональными ЭВМ, тесты помогают перейти к созданию современных систем адаптивного обучения и контроля — наиболее современных организации учебного процесса. Без тестов невозможен переход к самой прогрессивному на сегодня обучению учащихся на основе так называемой у нас системы полного усвоения знаний. Именно в такой системе тесты и задания в тестовой форме буквально пронизывают всю учебную деятельность преподавателей и учащихся. Обучение начинается с входного тестирования, сопровождается текущим контролем с помощью заданий в тестовой форме и заканчивается объективным тестированием учебных достижений. Кроме того, тесты позволяют наладить самоконтроль — самую полезную для обучения и гуманную форму контроля знаний, а также организовать рейтинг — эффективное средство повышения учебной мотивации.

С начала семидесятых годов в США по тестовой проблематике были защищены сотни диссертаций, опубликованы тысячи статей, книг и монографий. Там был налажен выпуск специализированных научных журналов по этой проблеме, проверены знания миллионов абитуриентов и выпускников вузов, созданы системы тестового контроля знаний в большинстве учебных заведений. Поскольку в стране, достигшей высокого качества подготовки специалистов, нежелание тестироваться расценивается как слабость и неспособность показать, в честной конкуренции, свою образованность, тестирование стало там нормой жизни, обязательным элементом систем образования.

После развала СССР в России за основу организации общества негласно был взята так называемая меритократическая модель. Первоначально идеи меритократии были сформулированы английским социологом М.Янгом Он сатирически изображал грядущий приход к власти и последующий крах новой олигархии, оправдывающей свое господство тем, что олигархия состоит из интеллектуально наиболее одаренных и энергичных представителей народа. На самом деле недавние российские реформы можно истолковать как попытки установления в России не столько меритократической модели, сколько олигархического строя, в котором должны были править якобы те самые одаренные лица. Нечто подобное уже было в истории России XVIII века, что привело тогда к анархии в судопроизводстве, беззаконию и фаворитизму в государственном управлении. Каждый вельможа поднимал за собой целый клан родственников, прихлебателей. В олигархической модели интересы народа, в особенности задачи развития страны и образования широких народных масс практически игнорируются. Ибо олигархам народ, как таковой, не нужен, а нужна, в первую очередь, власть над распределением природных и денежных ресурсов. На народ олигархи обычно смотрят как на массу избирателей, на электорат, которыми они, олигархи, пытаются манипулировать с помощью электронных и прочих средств массовой информации.

Одной из причин плачевных результатов недавних экономических и образовательных «реформ» — повсеместное и массовое оттеснение специалистов, часто под предлогом их «отсталости от требований нового времени». Другая причина ухудшения дел в стране — порочный принцип подбора кадров. Это далеко не «ум, честь и совесть нашей эпохи», а довольно ловкие деятели, лично преданные и послушные верховной власти, но главное — умеющие обогащаться за счет других, менее талантливых, по их меркам, людей. Олигархам и сейчас разрешено все, что не запрещено, а то, что должно было быть запрещено, в законах сознательно не прописывалось. Что и создавало правовые пробелы для быстрого обогащения олигархов. Например, по явно заниженным ценам последними приобретались огромные части государственной собственности, не облагавшейся далее соответствующими налогами. В результате такого рода антинародной приватизации государство быстро беднело, олигархи также быстро богатели. Для детей олигархов понадобились и соответствующие образовательные структуры, школы, курсы и вузы, где ограничения нередко вводятся обычно с помощью тестов, нередко некачественных.

Но так как капитал имеет привычку не останавливаться ни перед каким препятствием, прием в привилегированные учебные заведения, тесты и тестирование стали объектом коммерциализации. В целом, все это выродилось в политику оттеснения широких слоев молодежи от образования. Для отвода глаз была придумана схема ЕГЭ.

Следствием олигархических реформ стала все возрастающая пропасть между заработной платой высокооплачиваемых и низко оплачиваемых слоев населения, как и возрастающая год от года платность за обучение в престижных вузах. Между прочим, это расслоение — верный признак возможных предстоящих потрясений в обществе. Определенный шаг по устранению по устранению опасной социальной пропасти был сделан в Татарстане, где доходы руководителей предприятий ограничены не более чем десятикратным превышением самой низкой зарплаты своих сотрудников. В СССР соотношение таких доходов пытались удержать в примерном соотношении три к одному.

Намного конструктивнее политических идей меритократии являются педагогические идеи элитарного образования. Это образование, призванное готовить кадры высококвалифицированных специалистов из числа наиболее одаренных учащихся. Необходимость элитарного образования в век развития высоких технологий оспаривать не нужно. Поэтому можно согласиться с мнением, что отбор учащихся для элитарного образования «должен вестись сознательно, благожелательно и повсеместно. Здесь не должно быть зависти к лучшим, но напротив, необходимо понимание того, что без лучших учащихся не выжить и всем остальным». Хотя здесь есть материал для конструктивного спора. В первую очередь, спорными могут быть приоритеты образовательной политики, — что развивать в первую очередь: массовое образование или элитарное? Судя по тому, что массовое образование в России хиреет, политический выбор в последние годы делался в пользу развития элитарного образования, а также платного образования. Последнее ошибочно. И хотя с подобным выводом можно не соглашаться, есть много фактических указаний в пользу именно такой тенденции. Развивать надо как массовое, в первую очередь, так и элитарное образование. Вопрос только, — в какой мере и за чей счет? При нехватке ресурсов бюджетные средства в первую очередь должны идти на подъем массового образования, а внебюжетные — на улучшение как массового, так и элитарного образования. Спорными могут быть также и методы организации элитарного образования. Но это предмет специального обсуждения.

  1. Осипов И.Д. Философия русского либерализма XIX-начала XX века. Изд-во СПб Университета, 1996, стр. 18.
  2. Судьба и грехи России: Избранные статьи по философии русской истории и культуры. В 2-х томах. Т.1., СПб., 1991, с. 18
  3. Аванесов В.С. Антиреформа/ В Политико-правовом журнале. «Президент. Правительство. Парламент». 1999, №5, стр.41-42.
  4. Гуваков В.И., Фигурновская В.М. Метафизика элитарного образования. / В Сборнике научных трудов. «Проблемы образования». Отв. ред. В.М. Фигурновская. Новосибирск. 1997. -112с.

Продолжение >>


Автор:
В.С. Аванесов — д.п.н., профессор. Главный редактор научно-методического журнала «Педагогические Измерения»

Опубликовано в газете “Управление школой”, № 24, июнь 1999г.
0 комментариев RSS
Нет комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.